Nogtiurn89.ru

Женское счастье и здоровье
789 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сестра села на лицо брата

Сестра села на лицо брата

За полученные тройки мать мягко журила, а отец, полагавший, что некая строгость все-таки требуется, укладывал перед ужином дочку поперек колен, спускал трусики (высокие панталончики с начесом, с неизменными бодрыми утятками и мишками, прочее нижнее белье мама считала прямым путем к таинственным и опасным воспалениям), и, сердито ворча, шлепал неудачницу. После этого она отправлялась ждать ужина в углу кухни, повернувшись носом к стене и выставив на всеобщее обозрение отшлепанную розовую попку, которая просто сияла между зажатыми у колен трусиками и задранным халатиком, который она придерживала у груди. Володя и Рома, пацаны вообще-то не злые, всем сердцем желали Лизе двоек за год!

Однако вскоре случилось событие, поставившее в тупик родителей Лизы. Папа должен был отправиться в командировку, а мама должна была поехать на родину, что бы проследить за отправкой вещей в столицу. Но как быть с малышкой? После некоторых раздумий соседке была предложена крупная сумма, что бы на время отсутствия родителей Лизе уделялось прежнее внимание и забота. Сумма была такова, что мама мальчиков, если и считала поведение новых соседей странным, предпочла оставить свое мнение при себе, а в школу провожать ее должны были Володя и Рома. Поскольку Лиза поневоле стала соученицей мальчиков, только на класс младше Володи.

В первый день соседка действительно вернулась домой пораньше, покормила детей, наполнила ванну, и крикнув «Лиза, иди, мойся!», посчитала свой долг исполненным. Уже на следующий день она оставила обед и ужин в холодильнике, и решила задержаться на работе допоздна, к тому же, как раз сейчас ей представился шанс устроить свою личную жизнь! Все это было только на руку ее сыновьям. Стоит ли сомневаться, что процедуры были проведены по полной программе! Сперва девочку усадили на унитаз, и братья с удовольствием разглядывали подробности анатомии, доступные наблюдателю в такой позиции. К тому же они без конца с насмешкой понукали девочку, и окончательно почувствовали себя хозяевами положения. Затем последовала клизма, в которой, понятно у братьев не было никакого практического опыта, так что они с увлечением извазюкали всю Лизину промежность в вазелине, а вместе с водой накачали в ее прямую кишку столько воздуха, что весь ужин развлекались громкими звуками, которые та непроизвольно испускала: без участия голосовых связок. Потом они стали ее мыть, и уж особое внимание уделили ее влагалищу, прикрытому по детски пухлыми губками. Они так долго елозили по нему и мусолили нежные лепестки, что перед тем как одеть пижамку, Лиза пожаловалась — «Щиплет!». Впрочем, она же и подсказала им выход — мама в таких случаях мазала писечку детским кремом. Так и не надев пижамные штанишки Лиза вернулась в свою комнату, где достала большую корзинку, и подала ее мальчикам. Чего там только не было! И детские крема нескольких сортов, и три баночки с присыпками (это для моей попочки, спокойно объяснила им Лиза), и масло для малышей. Ребята опробовали на пострадавшей писечке все подряд. Наконец гигиенические процедуры были закончены, Хрюша и Степашка попрощались со своей преданной зрительницей, и Лиза безропотно отправилась в кроватку.

Опасное лето

Автор: Лесная лань

Название: Опасное лето

Когда это случилось, мне было 12. Летом я жила на даче у бабушки и познакомилась там с соседскими девочками. Обычно мы тусовались вчетвером. Верховодила нами Маша, 14-летняя школьница, у которой уже оформилась грудь — предмет нашей зависти. Мне, как я уже говорила, было 12, Свете — 10, а Наташе — только 7. Будучи предоставлены сами себе, мы собирались на чердаке бабушкиного сарая и играли в карты, иногда даже в куклы. Но самыми интересными, конечно, были те игры, о которых не знали взрослые.

Началось все с того, что Маша появилась в новой футболке, подчеркивающей ее формы. Она заметно гордилась тем, что выглядит взрослее нас, поэтому сегодня она еще и накрасила губы и ресницы.

— Ух ты! — сказала я. — Такая взрослая… Когда уж у меня такие вырастут.

— Ничего, когда-нибудь обязательно! — утешила меня Маша. — У тебя уже начинают расти, по-моему.

— Ничего не начинают! — пожаловалась я и в доказательство задрала майку. Там действительно пока похвастаться было нечем, моя грудь только начала немного выдаваться вперед, но ходила я все еще без лифчика. Мои соски были светло-розовые, мягкие, еще совсем детские.

— Да нет, у тебя уже больше, чем у меня! — вмешалась Света и сняла майку. У нее и правда не было даже следа груди, как у мальчишки.

— Это ничего, — рассудила Маша. — У вас обеих зато уже наверняка растут волосы на письке, ведь правда?

— У меня да! — закричала я, довольная тем, что мне есть чем похвастаться. Волосы у меня в то лето и правда разрослись.

Все это время Наташа сидела, не понимая, о чем мы говорим.

— Как это волосы на письке? — наконец решилась спросить она. — У меня их никогда не было, разве они там должны расти?

— Ну да, — объяснила Света. — Просто ты еще маленькая, поэтому у тебя они еще не выросли. А у нас уже есть.

— А… можно посмотреть? — Наташино любопытство взяло верх.

— Запросто! — Света сняла трусы и села раздвинув ноги. Мы внимательно рассмотрели ее письку, покрытую тонкими негустыми волосиками, и я с удовольствием отметила, что у меня там волос гораздо больше. Естественно, и мне тоже захотелось продемонстрировать свои достижения, поэтому я тоже сняла трусы «за компанию», а за мной и Маша.

— Теперь и ты сними трусики, давай посмотрим, все ли у тебя там в порядке! — начали мы уговаривать Наташу. Она заметно стеснялась нас, поэтому долго не хотела раздеваться, но любопытство пересилило. И вот она оказалась совершенно голенькой. Ее маленькая писечка действительно была совсем детской, без волос, и верхние губки были очень плотно сомкнуты.

— Какая она у тебя… нежная! Можно потрогать? — спросила я.

Наташа сильно покраснела и тихо сказала…

— Ладно, только чуть-чуть.

Я присела на корточки перед Наташей и тихонько провела пальчиком по теплым, мягким безволосым губкам. Наташа вскрикнула и отшатнулась.

— Что такое, больно? — испугалась я. Ведь я старалась потрогать ее как можно аккуратнее!

— Нет… я не знаю… как-то щекотно… но не совсем…

Тут в разговор вмешалась Маша, которая до сих пор молча наблюдала за нами.

— Так ты, Наташечка, уже совсем взрослая, получается! Если тебе приятно, когда там трогают…

Наташа явно не понимала, о чем идет речь. Мы со Светой посмотрели друг на друга, и я вдруг поняла, что Света уже знает то, о чем я в ее возрасте не подозревала. Действительно, некоторые места на теле были совсем непохожи на другие, если их потрогать. И Наташа сейчас узнала об этом впервые.

— Наташка, ты не бойся, это здорово, что тебе приятно, — сказала я. — Хочешь, я еще тебя потрогаю?

— Не знаю… — Наташка плотно сжала коленки, но одеваться не стала, и я поняла, что она очень хочет еще, но жутко стесняется. Маша тоже поняла это и сказала…

— Хорошо, мы не будем тебя там больше трогать, давай просто проверим, может быть, тебе везде приятно, когда трогают?

На это Наташа не нашла, что возразить. Маша положила ее на скамейку и тихонько провела пальцем по наташиной шее. Наташа поежилась и засмеялась…

— А как щекотно, как в писе или по-другому?

— Нет, по-другому. Тут просто щекотно, а в писе как-то приятно.

— Хорошо, давай попробуем в другом месте.

Машин палец осторожно погладил Наташин совсем еще мальчишеский сосок. Она опять дернулась, но уже не так, как раньше.

Читать еще:  Как нанести консилер на лицо фото

— Здесь тоже щекотно, но и приятно тоже.

Маша осторожно прикоснулась кончиками пальцев к животу Наташи и стала перебирать пальцами. Наташка захихикала и закрыла живот руками.

— Подожди, потерпи, — строго сказала Маша и опустила руку ниже, там, где начиналась белая полоска незагорелой кожи.

Наташа вдруг перестала сопротивляться. Она продолжала хихикать, но уже не пыталась отодвинуть Машину руку.

— А как тебе здесь, щекотно? — спросила Маша.

— Нет… здесь хорошо… очень!

— Ну вот видишь, лежи, я тебя еще поглажу.

Маша начала тихонько щекотать низ Наташиного животика уже двумя руками. Наташа выглядела расслабленной и какой-то разморенной, как после горячей ванны. Ее щечки покраснели от удовольствия и остатков стыда, но она уже явно не хотела, чтобы мы прекратили свои эксперименты.

Тут Маша незаметно начала продвигать правую руку вниз. Наташа начала ерзать и извиваться, но по-прежнему не говорила ни слова. Наоборот, она выставила свой лобок наверх, чтобы Маше было удобнее.

Сестра села на лицо брата

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 592 211
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 552 329

В тот вечер, когда все это началось, я сидел дома со своей сестренкой, а нашей мамы еще не было дома. Я взял у друга новую видеокассету и рассчитывал спокойно ее посмотреть. Элли была наверху и занималась чем-то, запершись у себя в комнате.

Я притащил видеоплеер к себе в комнату и подключил его к телевизору. Мне предстоял час интимных развлечений. Видео не оставляла никакого простора для воображения: симпатичная маленькая девочка, примерно того же возраста, что и Элли, и четырнадцатилетний подросток, пытающийся стянуть с нее трусики. Она сопротивлялась, трясла головой и вырывалась у него из рук. Тут ему удалось схватить ее, не оставив возможности сопротивляться, и, воспользовавшись этим, он стянул с нее почти что прозрачные трусики и бросил их на пол. Она все еще трясла головой из стороны в сторону, когда он силой развел ей ноги и направил свой большой набухший член в ее складочки. Мне была хорошо видна ее голая, совершенно безволосая писька, и это меня сильно возбуждало.

Мой пятидюймовый член тоже затвердел от возбуждения, и я поглаживал его через джинсы. Я уже собрался расстегнуть ширинку, как услышал позади себя какой-то шорох. Я быстро обернулся и увидел свою сестренку, невинную крошку тремя годами младше меня, стоявшую у двери, уставившись на экран. Схватив пульт, я остановил фильм, но было уже поздно.

— Ух ты! Где это ты раздобыл? — спросила она без следа смущения.

— Не твое дело. Это не для маленьких девочек. — сказал я, стараясь скрыть смущение и прикрыв набухший член рукой.

— Ей столько же лет, сколько и мне, — обиженно заявила моя сестренка. Так почему ей можно быть на видео, а мне смотреть нельзя?

— Потому что она — не моя сестренка — да и вообще, я тебя не приглашал. Нужно было постучать, поняла?

— Я стучала. Только ты был слишком возбужден этим грязным фильмом, чтобы услышать.

— Я не был возбужден, — сказал я, сильно покраснев. — Ты, наверное, стучала очень тихо, и я, между прочим, не разрешал тебе входить.

— Ты выглядел возбужденным, когда гладил свою штуку. — Я взглянул на нее, одновременно изумленный и смущенный, и покорно спросил:

— И чего ты хочешь?

— Досмотреть пленку, — ответила она. — Позволь мне остаться и посмотреть фильм вместе с тобой.

— Не может быть и речи — ты еще маленькая, — сказал я строго.

— Мне кажется, мама не знает, что ты смотришь такие фильмы. Или что играешь с собой, — добавила она.

Я уставился на ее невинное личико вытаращив глаза, решив, что она угрожает мне.

— Не беспокойся — я не собираюсь ей говорить, — мягко проговорила она. Ну, пожалуйста, разреши посмотреть это с тобой. Если ты будешь играть с собой, я не возражаю.

Мысль о том, что моя сестренка будет смотреть со мной порнуху, довольно-таки сильно возбуждала. Моя сестренка была маленькой и красивой, такой хрупкий ребенок с огромными глазами: Мой похотливый взгляд скользил по ее телу, по ее детским грудкам, просвечивающим через тонкий хлопок омалевшей маечки: это были всего лишь маленькие бугорки, но они выглядели больше, потому что она была такой маленькой — ее макушка только-только достигала мне груди. И хотя она выглядела, как маленькая девочка, внезапно она показалась мне очень сексуальной. Можно даже сказать, что она была куда привлекательнее, чем девочка на видео. Я никогда не думал о сестренке в сексуальном плане, но тут я понял, что ее тело уже начало принимать женские очертания, и мысль о том, чтобы кончить, пока она находится в той же комнате, вдруг возбудила меня. Но все же необходимо было убедить ее, что я делаю ей огромное одолжение, и, наконец, я сказал:

— Ну, хорошо, ты можешь посмотреть фильм вместе со мной, но ты будешь делать все, что я скажу.

— Ладно. Что я должна делать?

— Иди приготовь постель. Если мама вдруг придет, ты быстро заберешься в кровать и притворишься, что давно уже спишь.

— Перемотай на начало, пока я стелю, — попросила она.

— Давай быстрее. Я не собираюсь сидеть тут целую ночь.

— Я не долго, — она запрыгнула мне на колени и поцеловала в щеку. Обняв меня за шею, она выгнулась, прижавшись ко мне всем телом. Ее попка прижалась к моему напряженному члену, и я был уверен, что она это тоже почувствовала, но виду не подала. Она даже немного поерзала у меня на коленях, еще сильнее прижимаясь к члену. Я неохотно снял ее с колен и велел пошевеливаться.

Она вернулась через пару минут. Ее ночнушка была не длиннее маечки, и было очевидно, что никакого лифчика она тоже не одела. Ее розовые трусики выглядывали из-под ночнушки, и я понял, что она так же возбуждена предстоящим просмотром, как и я.

Я запустил видео и сел рядом с ней. Она растянулась на кровать лицом вниз, немного раздвинув ножки и согнув колени. Когда она лежала вот так, на животе, болтая ступнями в воздухе, ее ночнушка, и так очень короткая, еще больше задралась, обнажив белые бедра и розовые трусики. Ее округлая попка была хорошо видна через тонкую ткань, и это меня еще больше возбуждало. Я как бы случайно положил руку ей на бедро, она взглянула на меня, но ничего не сказала.

Ее взгляд был прикован к телеэкрану, хотя временами она поглядывала на меня — проверить, смотрю ли я. Я, конечно, смотрел:, но, когда она отворачивалась, я смотрел только на ее маленькое сексуальное тело, — и возбуждался все больше с каждой минутой. Я пытался себе напомнить, что это ведь моя маленькая сестренка, и что не следует даже думать о том, чтобы сделать с ней то, что делает тот парень с девочкой на видео. Я знал, что она никогда мне этого не позволит, — и все же мечтал о том, как буду погружать мой член в ее детское влагалище и оттрахаю ее:

Я чуть-чуть сдвинул свою руку, но на была так увлечена видео, что, кажется, ничего не замечала. Когда я просунул ладонь между ее ляжками и тихонько сжал их, она не вырвалась и ничего не сказала. Моя рука немного дрожала, когда я медленно гладил ее бедра изнутри, — она была возбуждена, но возбуждена видеофильмом: глаза широко раскрылись, дыхание участилось. Поглаживая нежную и гладкую кожу, я продвинул руку еще выше, и она немного дернулась, когда я достиг ее промежности.

Читать еще:  Можно ли протирать лицо яблочным уксусом

— Разве ты не собирался играть с собой? -спросила она как ни в чем не бывало.

Двенадцатилетняя (6 стр.)

Он застеснялся , но сказал -Все!

Я предлагаю тебе кипу журналов с голыми женщинами, но за это ты будешь заниматься онанизмом не в туалете как ты это делаешь дома, а в комнате и дашь нам на это посмотреть — сказала она. Он посмотрел на меня, — а вы никому не скажете?

Мы помотали головой, и он пошел в мою комнату. Двоюродная сестра сняла с полки кипу моих журналов и протянула ему. Я забралась на кровать, а его сестра села в глубокое кресло. Он сидел напротив нас и рассматривал журнал. В друг его рука потянулась прямо под брюки. Нет! Ты разденься — сказала его сестра. Он снял рубашку, и начал расстегивать брюки. Его сестра вскочила с кресла и подошла к нему. Когда она поднималась и шла я видела что под халатом у нее ничего нет, а так как он был неплотно завязан и развивался в стороны были видны и ее грудь, и волосы над писькой.

Это заметил и ее брат, он весь дрожал от волнения. Когда она стащила с него трусы, я увидела торчащий в верх член. Хотя его член не был таким у папы, он был несколько меньше, но волос вокруг него у него было просто очень много. Он стоял перед нами по середине комнаты и поглаживал свой член. Его взгляд был устремлен на его сестру которая сидела в кресле расставив ноги и запустив между ними руку. Она смотрела на него из под прикрытых глаз. Я подумала, что тоже могу немного поласкать себя и начала тереть по своим трусикам. В это время мой двоюродный брат подошел к моей кровати и лег поперек нее на спину. Его член оказался у меня прямо под рукой. Я посмотрела на Двоюродную сестру которая кивнула мне. Я положила свою руку на руку ее брата которой он двигал по своему члену. Он перехватил мою руку и стал двигать ей по своему члену. Я ощущала бороздки вен его члена, касалась волос у основания, и горячую головку. Я решила чуть посильнее сжать его член. И тут он застонал так что я испугалась, но посмотрев на двоюродную сестру, халат которой был полностью распахнут, и которая ласкала себя издавая почти такие же звуки, я сжала его член еще сильнее. В этот момент из него полетели, брызги спермы. Первые брызги летели так далеко что попадали ему на шею и грудь. Затем брызг стало меньше, но все потекло более ровным потоком. Спермы было много, гораздо больше чем у папы, он все текла, а я продолжала двигать рукой по его члену. Только после того как все его густые черные волосы под членом покрылись белой жидкостью, я почувствовала что его член становится мягким. Он открыл глаза и хотел встать, но его сестра стала собирать к себе в ладони сперму со всего его тела. Когда она набрала две ладони она сказала ему выйти. Затем она сказала чтобы я разделась, и стала мазать меня его спермой. От этого все мое тело заблестело. Хочешь еще спросила она, да -сказала я. Но теперь сама! Не одевайся, зови его. Когда ее брат вошел в комнату и увидел меня голой, его руки сражу потянулись к члену висящему между ног. Подойди сказала его сестра, — ложись, когда он лег она взяла мою ладонь обхватила ей его член и показала как надо двигать, медленно и плавно. Я почувствовала как его член напрягся и стал вылезать из под моей руки. Продолжай сказала она. Тут она встала обошла вокруг дивана, распахнула халат, и села лицом ко мне на колени прямо над головой Кирилла. Ее писька оказалась прямо над его ртом. Он высунул язык и начал лизать ее. Света взяла себя руками за соски грудей и начала их теребить пальцами. Через несколько секунд ее соски затвердели и стали торчком. Она начала тяжело дышать постанывая. Я смотрела на нее и видела как влага из ее писки стекает на лицо Кирилла. Член Кирилла под моей рукой стал подергиваться, Света взяла меня за руку и потянула ее к своей груди. Садись на него -сказала она. Я перекинула ногу через Кирилла, так что бордовая головка его члена чуть показывалась между моих ног. Кирилл застонал. Не двигайся — сказала мне Света.

Долгая дорога в сестру. Часть 1

Я сижу на стуле, напротив моя сестра Аня. Она сидит со своим очередным бой-френдом. Мне нет дела до окружающего мира, я откровенно пялюсь на ее сексуальные ножки. Они меня совсем не замечают и мило разговаривают.
Этот момент я вспоминаю до сих пор. Тогда мне было тринадцать лет, и с этого времени я влюбился в две длинные стройные ноги моей старшей сестры. Желание прикоснуться к ним было очень велико. Нет, я не хотел секса с сестрой, понимая, что это не правильно. Но желание поласкать и поцеловать эти ножки сохранилось до сегодняшнего дня, и я ни чего не мог с собой поделать.
Аня — моя старшая сестра, высокая блондинка, стройные ножки, идеальная фигура и очень красивое лицо. Она никогда не стеснялась меня, и могла спокойно ходить по дому в нижнем белье. Вообще ее стиль одежды всегда привлекал взгляд мужчин. Короткие юбки, платья, леггинсы, обтягивающие джинсы и прочие сексуальные вещи. Я всегда видел ее красоту, ее просто невозможно было не заметить. Но я хотел всего лишь поласкать ее ножки.
Пять лет назад она уехала в другой город учиться, очень далеко от семьи и приезжала несколько раз в год. Мне тогда было четырнадцать лет, Ане восемнадцать. С тринадцати лет я стал фотографировать ее ноги. Аккуратно, в любой позе, из любого ракурса. Тогда я специально для этого попросил у родителей фотоаппарат. И вот когда мне его подарили, я стал постоянно, незаметно для сестры фотографировать ее ноги. Все фотографии я скидывал на компьютер, и к восемнадцати годам у меня скопилась довольно таки большая коллекция. Почти каждый день я просматривал свою коллекцию и мечтал о нескольких прикосновениях. Но все это оставалось лишь в мечтах.
И вот мне исполнилось восемнадцать лет. Я окончил школу и поступил в университет в том же городе, что и сестра. У сестренки были каникулы, и она должна была приехать домой. Я очень соскучился по ней и с нетерпением ждал. Наконец-то настал день, когда она приезжала, я отправился на вокзал встречать ее. Немного опоздав, я спешил на платформу. Издалека я увидел блондинку в короткой джинсовой юбке. Это точно была моя сестра. Я подбежал и обнял ее. Она обхватила меня за шею и прижалась ко мне.
— Я так сильно соскучилась, — сказала Аня.
— Я тоже, — радовался я, — Поехали домой, родители уже заждались, наверное.
Через полчаса мы приехали в наш загородный дом. Родители тоже радовались приезду Ани. Мы сели за стол и разговаривали до полуночи. Когда родители легли спать, мы с Аней пошли в ее комнату и болтали почти до самого утра.
Я проснулся, когда сестренка еще спала, и уехал в город по делам. Вернулся после обеда, Аня лежала на гамаке в саду и читала.
— Привет, — крикнула она мне издалека. — Голодный?
— Ага, — кивнул я.
— Иди в дом, — вставая, сказала Аня. — Я сейчас тебя покормлю.
Я вошел в дом, положил сумку на стол в комнате и пошел мыть руки. Послышались быстрые шаги сестренки. Я тщательно вытер руки, и пошел вслед за Аней, на кухню. Она стояла ко мне спиной. Мое внимание сразу же было приковано к ее ножкам. Также мне очень понравилась короткая летняя юбочка. Возникло желание посмотреть что под ней. Мне стало даже немного не по себе от этой мысли. Я сел за стол и стал наблюдать за легкими движениями сестры.
— Нравятся мои ноги? — неожиданно спросила она.
— Ты о чем? — спросил я, делая удивленный вид, — Ты же моя сестра, как ты можешь такое говорить.
— А что же ты тогда на них так уставился? — грозно спросила сестра.
Я был поставлен в неудобное положение и покраснел.
— Тебе показалось, — очень неуверенно и фальшиво сказал я.
Аня повернулась и смотрела на меня, прожигая насквозь.
— А зачем же ты тогда столько фотографий? — спросила она.
Это меня окончательно добило. Я уткнулся в пол глазами и понял, что забыл скрыть папку с моей коллекцией. Аня залезла в компьютер, и наткнулась на нее. Оправдываться не было смысла, я пытался собраться с силами и сказать правду, хотя все уже было и так понятно.
— Да, — выдавил я из себя, — мне безумно нравятся твои ноги.
Стало немного легче. Я поднял глаза и посмотрел на сестру. Аня удивленно смотрела на меня.
— Я в шоке, — сказала она. — Может быть, ты еще и трахнуть меня хочешь?
— Никогда не думал об этом, — робко сказал я, — просто нравятся твои ноги.
— И давно это происходит? — спросила сестра.
— Лет с тринадцати, — ответил я.
— Но как ты мог?! — громко говорила сестра, — Я же твоя родная сестра.
— Аня, — почти закричал я, — вспомни, как ты одевалась и одеваешься сейчас. Ты сама прекрасно знаешь, что у тебя красивая попа, большая грудь, идеальная фигура и длинные стройные ноги. Ты никогда не стеснялась меня, постоянно ходила мимо меня в нижнем белье. Неужели ты не думала, что твой брат, как и все подростки, желает познать женское тело?
Я успокоился и стал овладевать ситуацией.
— Прости, — успокоившись, сказала сестра. — Я об этом никогда даже не задумывалась. И чего же ты теперь хочешь?
— Погладить, поласкать, поцеловать твои ножки, — ответил я.
Послышался звук подъезжающей машины. Родители вернулись с работы.
— Забудь об этом, — сказала сестра и вышла встречать родителей.
Оставшуюся часть дня я пытался не встречаться с сестрой. Она целый день провела в саду. Лишь только под вечер она вернулась в дом, собраться в город на очередную вечеринку. Я тем временем пошел в сад и задремал лежа в гамаке.
— Подбросишь меня до города, — послышался голос сестры.
Я вскочил и посмотрел на нее. Она снова в коротком обтягивающем платье, и еще говорит перестать думать о ее ногах.
— Конечно, — не задумываясь, ответил я.
Я переоделся, и мы поехали в город. Всю дорогу мы молчали. Сестра вышла из машины, но неожиданно открыла дверь и села обратно.
— Знаешь, я тут подумала, — говорила сестра, — если уж тебе так нравятся мои ноги, ты можешь их пофоткать.
Она вышла из машины и через несколько минут скрылась за углом. Я отправился домой и завалился спать.
Проснулся я довольно таки поздно, Аня уже была дома и сидела у себя в комнате с моим ноутбуком. Я поднялся с кровати и пошел к ней.
— Извини, я опять твой ноут взяла, — сказала сестра, увидев меня.
— Да ни чего, — сказал я. — Опять на свои ноги смотришь?
— Угадал, — улыбалась Аня, — и как ты умудрился собрать такую коллекцию. Гонял когда-нибудь на фотографии?
— Анют, ну что ты глупости какие-то спрашиваешь, — недовольно сказал я.
— Значит, гонял, — сказала себе под нос сестра.
Мне всегда нравилась и одновременно поражала ее прямота.
— Ну что, сделаешь несколько фотографий? — спросила сестра.
— Когда?
— Прямо сейчас, — сказала Аня и вытянула передо мною свои длинные ноги.
Я быстро сбегал за цифровиком и сделал несколько снимков. Потом еще несколько в другой позе. Так мы провели несколько часов, сестра несколько раз переодевалась, и я фотографировал ее в разных позах и с разных ракурсов. Потом мы разошлись по своим комнатам.

Читать еще:  Мазать лицо оливковым маслом

Прошло уже две недели, как моя сестра была дома. Каникулы подходили к концу и нам обоим, в скором времени надо было уезжать. Как вдруг произошел неожиданный случай. Я спокойно валялся у бассейна, когда ко мне подошла моя сестра.
— Мне надо с тобой поговорить, — сказала она.
— Да, и о чем же?
— Мне всегда нравилось, когда ласкают мои ножки, — наконец сказала сестра. — Это можно сказать мой фетиш.
По всему ее виду было видно, что эти слова даются ей очень нелегко.
— И я бы была не против, если бы ты прикоснулся к моим ногам, — продолжала сестра, — завтра, когда уедут родители, ты можешь делать с ними все что захочешь. У меня было очень мало партнеров, которым нравилось играть с моими ногами.
Я был поражен словами Ани. Но в то же время очень рад, сбывалась моя мечта. Весь день, вечер и полночи я думал о том, что я буду целовать и прикасаться к ногам своей родной сестры.
Проснулся я рано, дождался, когда уедут родители и пошел в комнату сестры. Она тоже не спала.
— Выйди на минуту, — сказала сестра из-под одеяла, — я переоденусь.
Я пошел на кухню и попил воды, где то через пять минут я вернулся к сестре. Она лежала на кровати с вытянутыми ногами. Ее бедра были обвязаны полотенцем, нижний край которого был посередине бедер.
— Выше нельзя, — сказала Аня.
Я подошел к ней и сел на колени рядом с кроватью. Меня трясло от возбуждения. Я провел пальцем от ступни до запретной черты. Потом схватился полной ладонью и проделал то же самое в обратном направлении. Сестра закрыла глаза и молча, лежала. Этой же рукой я провел по второй ноге. Через минуту после этого сделал первое прикосновение губами к бедру.
Аня немного дернулась и прикусила губу. Я начал целовать ее длинные ножки. Гладить руками и покрывать поцелуями. То, сжимая, то просто нежно поглаживая, я раз за разом я целовал ноги сестры. И так увлекся этим, что не сразу заметил, что сестра засунула руку под верхнюю часть полотенца, было понятно, что она мастурбирует. Я не решился залезть выше дозволенного, и наслаждался тем, что было дано, и этого было достаточно. Я достал свой раскаленный член, одной рукой я ласкал ножки сестры, второй стал потихоньку подрачивать. Глаза Ани были закрыты, поэтому она не могла видеть, что я делаю. Все закончилось через десять минут, я испустился на пол и остановился. Сестра достала руку из трусов и открыла глаза.
— Ты доволен? — спросила она.
Я, молча, кивнул головой.
— Мне тоже было хорошо, — сказала она. — Выходи, я переоденусь.
Я пошел на кухню и стал ждать сестру. Через несколько минут она зашла в ванну и быстро вышла на улицу. Я тут же побежал проверить корзину с грязным бельем. Прямо сверху лежали ее белоснежные трусики. Я взял их в руку и почувствовал влагу в районе кисоньки. Она кончила, я очень возбудился от этого и в первый раз подумал о том, что бы залезть к

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector