Nogtiurn89.ru

Женское счастье и здоровье
5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Жена баскетболиста кириленко

Маша и мормон

Маша Лопатова и Андрей Кириленко – счастливая семья, непохожая ни на одну другую. С лучшим баскетболистом России и его женой поговорил Игорь Порошин, который тринадцать лет назад был свидетелем знакомства 18-летнего вундеркинда и 26-летней тусовщицы

На Маше: хлопковая блузка, Vince; брюки из вискозы, Joie; серебряная серьга, Isaac Mizrahi; золотой браслет, Sydney Evan; золотые часы, Rolex.

На Андрее: рубашка, Tom Ford; футболка, Levi’s; брюки, Naked & Famous.

На Машу и Андрея надо смотреть, о них нужно назидательно рассказывать. Возможно, их даже следовало бы показывать в русском павильоне всемирной выставки идеальных пар, если бы вдруг такая идиотская затея пришла кому-нибудь в голову.

Как это часто бывает в случае с идеальными семьями, самая любопытная часть их истории — это знакомство. До встречи с Андреем Маша Лопатова, дочь знаменитого советского баскетболиста Анд­рея Лопатова, как многим казалось и кажется ей самой теперь, жила лихо. Ее родом занятий была тусовка — слово, рожденное в девяностых, именно тогда дышавшее жаром жизни и смыслами и теперь кажущееся очень старомодным. Ее спутником жизни был Андрей Григорьев-Аполлонов из выдающегося бойз-бенда постсоветской России «Иванушки International». Они были в меньшей степени любовниками, чем братом и сестрой. Маша, в общем, — это и есть Григорьев-Аполлонов. Не красота, а море, океанический прибой обаяния. Не лицо, а улыбка. Прелестная светская болтливость. Тот тип людей, который мы легче всего выхватываем из памяти и вспоминаем с блаженством, даже если знали этого человека всего десять минут, даже если потом выведали о нем нечто ужасное. Только что не рыжая.

Понятно, почему Кириленко влюбился в нее за одну минуту. В сто раз любопытнее, почему Маша, встретив Кириленко, осталась с ним. Ясно, что будущая звезда баскетбола. И, в общем, понятно было, что не просто звезда — баскетбольный талант, равного которому не рождалось в наших пределах. Но всего этого должно было показаться Маше мало, если бы она была всего лишь тем, кем ее все, да и она сама себя, считала.

Встретив Кириленко, Маша словно очнулась. Как будто именно в этот момент она вспомнила предупреждение Толстого: женщина, живущая невыносимо легко, скорее трагична, чем прекрасна. Лопатова, конечно, проходила Leo Tolstoy в лондонском Колледже Святого Мартина.

— Я всегда была взбалмошной, немножко сумасшедшей девицей с постоянно меняющейся бурной личной жизнью, — говорит мне Маша. — И когда я познакомилась с Кириленко, все решили, что это очередной каприз.

Ну конечно, каприз. Маша повернулась ровно на сто восемьдесят градусов к Иванушке и увидела, как на нее очень серьезными глазами смотрит мальчик ростом два метра семь сантиметров с остро, очень определенно очерченными линиями лица. Какой контраст с этой неотра­зимой стива-облонской мягкостью, округлостью Григорьева-Аполлонова!

Наверное, к этому стоит добавить, что на момент встречи Маши Лопатовой и Андрея Кириленко ему было восемнадцать лет, а ей — два­дцать шесть. И что ее PR-агентство приносило ей ­больше денег, чем ему баскетбол. Вот, собственно, и вся история.

На Андрее: поло, кардиган, брюки, все Louis Vuitton; кроссовки, adidas. На Степе: футболка, Baby Dior; шорты, Gap; кроссовки, Hogan.

Летом 2001 года в Стамбул в распоряжение сборной России, готовившейся к боям на чемпионате Европы, двадцатилетняя восходящая звезда мирового баскетбола приехал в сопровождении Маши. Вопреки всем священным установкам спортивной жизни самый молодой игрок команды заявил, что будет жить в гостиничном номере с ней, в то время как его соратники делили номера между собой. Ультиматум Кириленко съели, поскольку к этому времени он стал примерно половиной силы сборной России. Но по углам той гостиницы зло шутили о том, что «опытная» девица подсадила парня на более увлекательную штуку, чем вторая версия Doom. Мысль о том, что Маша в это время уже вынашивала первенца от Кириленко и именно поэтому им так важно было тогда жить вместе, разумеется, не могла прийти ни в одну нормальную голову.

Тем же летом Андрей увез Машу в Солт-Лейк-Сити. Почти как Левин Кити — в деревню. В Солт-Лейк-Сити базируется команда «Юта Джаз», играющая в главной баскетбольной лиге мира — НБА. В Солт-Лейк-Сити у Андрея и Маши родился Федор. Маша рожала его долго и трудно, и Андрей все три дня выносил это с нею в больнице. Потом на свет появился Степан. А три года назад к семье Кириленко присоединилась Саша — Маша и Анд­рей удочерили ее.

Мы сидим в старой Машиной квартире на Бронной, где Кириленко живут последние восемь месяцев. В Америке забастовал профсоюз игроков, чемпионат отложили. Андрей подписал контракт с ЦСКА, и ему игралось здесь так приятно, что, когда в НБА закончилась забастовка, он решил повременить с возвращением. Я шутя упрекаю Кириленко в том, что он поступил как сущий деспот, увезя Машу от шума, света и суеты, которую она так любила, в американскую глушь, Юту — столицу мормонов, американских христиан-сектантов. Конан Дойл сказал про них много скверного в «Этюде в багровых тонах».

Маша, не мешкая, встает на защиту мормонов и Юты. Первый же ее аргумент заставляет меня капитулировать.

— Это, с одной стороны, консервативный штат, а с другой — в Солт-Лейк-Сити самое большое количество геев на душу населения в Америке.
Андрей впервые отрывается от тарелки:
— Ну что за ерунду ты говоришь? — Ну набери в Google, — предлагает Маша.
В огромных кистях Андрея вместо ножа и вилки появляется iPad.
— Нет! Нет. Что ты говоришь про мой любимый Солт-Лейк? Флорида, Калифорния, Финикс. Нет его в первой десятке по геям. — Ну хорошо. Пусть не первое. Но я хочу сказать, что это никакая не глушь. Ну потому что в Америке, на самом деле, не понятно, что такое глушь. В общем, Солт-Лейк Сити сделал меня лучше. Он научил меня скромности, умеренности. Я не помню, что там писал Конан Дойл, но для меня мормон — это то же самое, что хороший человек. Вернее, так: гарантированно очень хороший человек.
— Тогда Кириленко для меня мормон, — вставляю я. — Причем, по-моему, он был им с рождения.

Короткое отступление: я когда-то много смотрел баскетбол, писал о нем, одно время почти жил среди игроков, и они не стеснялись говорить при мне или со мной о том, что думают. Меня удивляло и занимало то, как мало плохого эти люди говорят о Кириленко. Я хочу об этом спросить Машу и Андрея: почему к Андрею никогда не липнет никакая грязь?

Андрей думает и отвечает:

— Просто у меня в организме есть особый фермент, благодаря которому она довольно быстро отлипает. Природное свойство. Ничего более.

— Да, это дар божий. Такой же, как его умение играть в баскетбол. Ведь ужасно много глупостей говорили в связи с нашей разницей в возрасте. Про мамочку и сыночка. Но мне в Кире (так Кириленко зовут в баскетбольных кругах) как раз больше всего понравилась в его восемнадцать лет цельность характера, серьезность, зрелость. Всему этому я, можно сказать, училась у него. А потом уж он чему-то у меня.

На Маше: кожаная куртка, Prada; футболка, Proenza Schouler; шорты, Prps; замшевые туфли, Brian Atwood.

На Андрее: футболка, Levi’s; кардиган, Louis Vuitton; шорты, James Perse; кроссовки, adidas.

На Саше: футболка и джинсы, все Gap; туфли, D&G Junior.

На Степе: футболка, Baby Dior; шорты, Gap; кроссовки, Hogan. На Феде: рубашка, Oxxford; шорты, Burberry; крос­совки, John Galliano.

На правах старого знакомого я иду дальше. Спрашиваю, не поражаются ли они здесь, в Москве, после благостного, богоспасаемого Солт-Лейка, той живописной разрухе, в котором пребывает институт семьи.

— Поражаемся. Но я не осуждаю никого, я понимаю, почему это так, — отвечает Андрей. — Здесь все добывается через адское преодоление, через стресс, включая передвижение по городу. И где снимать этот стресс? В семье, конечно.

Читать еще:  Моя жена ревнивая

Но я немного о другом. Не о шепотах и криках — в конце концов, кто знает, о чем по ночам шепчутся мормоны. А о ценностях, на которых строится семья. Предположим, в 1999-м Андрей не встретил бы Машу и уехал бы в Америку холостяком, а затем, уже звезда и миллионер, решил бы найти невесту в Москве 2012 года. Нашел бы он девушку, которая увидела бы в нем то, что разглядела Маша Лопатова тринадцать лет назад, а не просто очень богатого и знаменитого спортсмена?

Андрей отделывается фразой в духе — что случилось, то и случилось. Но Маше это вопрос не кажется дурацким.

— Я думаю, ему было бы легко найти жену, и эта жена оказалась бы хорошей женщиной. Может быть, Андрей три-четыре раза споткнулся бы, а потом на пятый раз все стало бы хорошо. Я вообще не считаю, что выбор партнера, счастье двух людей зависит от среды, от города. Все от человека зависит. Это полный бред, когда говорят — посмотрите, какая она ужасная и какой он хороший. Как повезло ей и как не повезло ему. Ничего случайного в отношениях мужчины и женщины нет.

Я продолжаю этот кухонный сеанс психоанализа: каждая новая высота откровенности не вызывает смущения и опаски у тех, с кем я говорю. Кстати, неужели, живя в Америке, они ни разу не ходили к психоаналитику? Они смеются: ни разу. Маша добавляет:

— Иногда я очень хочу, чтобы он попробовал отношения с другой женщиной. Я даже сожалею, что у него были отношения только со мной. Что он не знает, как устроен мир за пределами нашей семьи. И именно потому так многого иногда требует.

Есть ли зоны риска в их отношениях? Воспитание детей, быт, каков счет супружеских уступок и кто ведет этот счет? Я вспоминаю, что тот, кто пытается злословить о Кириленко, называет его подкаблучником. В ответ — ни тени обиды.

— О, это очень эффективная форма управления семьей. Мне бы очень хотелось думать, что я подкаблучник. Но я выдам желаемое за действительное. Мы разговариваем, порой очень долго. И всегда до сих пор договаривались. Другого способа быть вместе, по-моему, нет.

На Маше: шелковое платье, Topshop; металлическое колье со стразами, Prada; замшевые туфли, Brian Atwood.

На Саше: платье, Scervino Street.

На Степе: рубашка, L’Arc en Ciel; шорты, Gap; кеды, Louis Vuitton.

На Феде: пуловер, Tommy Hilfiger; шорты, Armani Junior; крос­совки, New Balance.

Мы заканчиваем тем, с чего начали — Солт-Лейк-Сити. С десятилетия, проведенного Кириленко в городе, о котором почему-то никто не мечтает в этом мире. Нет ли у них ощущения, что что-то прошло мимо, что где-то недогуляли, не сделали то, что могли сделать?

— Насмешил тоже, — отзывается Маша. — Я свое отгуляла до отъезда в Америку. А моя реализация — вон она! Раскинулась по кроватям и по диванам в этой квартире. Не знаю, не могу представить себе счастливую женщину без детей, но сделавшую карьеру. А счастливых домохозяек я видела много. Но я бы кокетничала, если бы называла себя домохозяйкой. Я все время что-то делаю. Однажды записала пластинку с песенками. Потом устроила бизнес — торговала одеждой в Солт-Лейке и в Москве. В какой-то момент поняла, что во всем разобралась и мне это скучно. И мы с моей подругой Мариной Долидзе придумали штуку поинтересней — агентство Fashion IQ. У нас люди почему-то до сих пор страшно стесняются советоваться с кем-либо по поводу своего имиджа, а если советуются, то скрывают это, как будто они ходили к гадалке. Между тем в Москве нужда в таком агентстве, в таком советнике есть. У нас будет много услуг — персональный стайлинг, PR, мы будем помогать людям составлять гардероб, консультировать ретейлеров и даже планировать для людей PR-стратегии. Это интересно.

В августе Андрей Кириленко поедет играть на Олимпиаду в Лондон. А затем его семья вернется в почти родной Солт-Лейк-Сити и начнет паковать вещи. Их ждет Нью-Йорк, первый в Америке русский владелец профессиональной спортивной команды Михаил Прохоров. Он мечтает видеть в составе своего «Нью-Джерси Нетс» Кириленко.

Маша не очень рвется в Нью-Йорк («У меня чего-то не складываются отношения с этим городом»). Но все же ехать туда им стоит. Маша и Андрей, их семья — цивилизационный прорыв России. А нам нужно срочно заявить о себе что-то хорошее. Маша и Андрей, вы нужны нам там. ­Пожалуйста, порекламируйте Россию.

Стиль: Svetlana Tanakina. Прически: Ferit Belli. Макияж: Erkan Uluç. Ассистенты фотографа: Mustafa Çetin, Fırat Meriç. Ассистент стилиста: Ece Ozyurt. Продюсеры: Alida Günbilir, Елена Серова, Александра Ткаченко.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Бывшая жена Андрея Григорьева-Апполонова: «Страшная история с выкидышем отдалила нас друг от друга»

Недавно певец опроверг измену супруги с баскетболистом, слухи о которой ходили среди знакомых. Но однажды возлюбленная действительно бросила артиста ради спортсмена. После знакомства с Андреем Кириленко Маша Лопатова оставила Григорьева-Апполонова.

Несмотря на то, что музыкант отрицает факт измены жены Марии, окружающие сделали выводы. Поклонники увидели в ситуации закономерность: Андрея Григорьева-Апполонова не в первый раз променяли на баскетболиста, и, возможно, история повторяется.

В конце 90-х музыкант был счастлив с Машей Лопатовой, с которой познакомился в компании друзей. Девушка пыталась построить карьеру певицы и была известна под псевдонимом Malo. Андрей с удовольствием брал избранницу на гастроли с группой «Иванушки International». Он помог Марии записать сингл «Сахарный», исполнив в композиции мужскую партию.

Но Григорьев-Апполонов повлиял не только на творческую, но и на личную жизнь Лопатовой: он познакомил ее с баскетболистом Андреем Кириленко. После трех лет гражданского брака с солистом «Иванушек International» Маша бросила певца. Все решилось во время записи ее трека.

«У меня был интересный период жизни в тот момент — у меня пела душа. А пела она потому, что я приняла для себя решение, что больше не буду жить с Рыжим, и пустилась в свободное плавание», — вспоминала Лопатова спустя годы.

Маша рассказывала, что обожала певца, но однажды осознала собственную зависимость от него. Однако главной причиной расставания пары стала трагедия, связанная с выкидышем Лопатовой. Влюбленным было сложно обсуждать случившееся, а девушка вовсе впала в депрессию.

Когда Лопатова записывала пластинку при участии Григорьева-Апполонова, их отношения уже не были прежними. Они жили в одной квартире, но чувствовали себя лишь соседями. «Наш альбом стал лебединой песней, в прямом и переносном смысле. Когда прошел слух, что мы с Рыжим больше не вместе, я испытала удивительное чувство. Оказалось, что у меня огромное количество поклонников. У меня разрывался телефон, очень многим мужчинам я была интересна», — призналась Мария.

Певица недолго решала, кому из поклонников отдать предпочтение: баскетболист Андрей Кириленко все чаще оказывал ей знаки внимания. Съехав от Григорьева-Апполонова, Лопатова начала новую жизнь. Она вышла замуж за Кириленко и переехала с ним в Америку. Несмотря на прошлые осложнения со здоровьем, у Маши родились трое детей. Она оставила карьеру артистки, посвятив себя материнству.

Несмотря на болезненный разрыв, экс-влюбленные сумели побороть обиды прошлого. Несколько лет назад Григорьев-Апполонов рассказывал, что сохранил дружбу с бывшей девушкой и даже видится с ее семьей, если она приезжает в Москву.

Сейчас Лопатова работает редактором и откровенно рассказывает о жизни в США, бывших любовниках и семейных ценностях на сайте « Домохозы ». Маша верит, что общее прошлое с певцом привело их обоих к личному счастью, и до сих пор с теплотой вспоминает время, когда они жили вместе.

Жена Андрея Григорьева-Апполонова изменила ему с баскетболистом

В семье Андрея Григорьева-Апполонова случился кризис — прошлым летом супруга певца ушла к 27-летнему баскетболисту. Пока пара скрывает расставание, хотя они уже давно не живут вместе и готовятся к разводу.

Больше 17 лет Андрей Григорьев-Апполонов был счастлив в браке. Во всех интервью он признавался в любви Марине Банковой, отмечая, что именно жена помогает ему преодолевать любые кризисы. Но, как оказалось, отношения звездной пары далеко не так идеальны, как выглядят со стороны.

Читать еще:  Жена начала курить

В ноябре прошлого года «СтарХиту» сообщили, что женщина нашла себе любовника. Мужчиной, с которым супруга «рыжего» проводила много времени, оказался 27-летний баскетболист клуба «Химки» Андрей Зубков. Строить отношения паре не мешали ни разница в возрасте, ни наличие у Марины семьи. «Роман их начался прошлым летом. Тогда она стала с подружками ходить на все игры клуба, в котором играет Зубков, и даже ездила с ним на выезды, публиковала фото, прикрывая его лицо рукой», — рассказал «СтарХиту» источник.

«Такое ощущение, что он у меня на поводке». Самое откровенное интервью жены Андрея Кириленко

Дочь баскетболиста, жена баскетболиста, первая леди российского баскетбола. Рубрика «Честное баскетбольное» в гостях у РФБ, где Мария Лопатова уже не работает, но по-прежнему остается женой президента. И рассказывает Никите Загдаю кучу удивительных историй.

  • Как она разворачивала автобус сборной России по дороге на финал чемпионата Европы
  • Во сколько лет Андрей Кириленко хотел завершить карьеру
  • Что Лопатова знает о зарплате мужа на посту президента РФБ
  • Как рассказать маме о беременности, замужестве и отъезде на ПМЖ в Америку в один день и не свести ее с ума
  • Почему она хотела сделать конфетку из российского баскетбола, но сдалась

Открыть видео

– Вас уже много лет называют самой влиятельной женщиной российского баскетбола. Это зависть или уважение?

– Стопроцентное уважение, конечно.

– А как же зависть?

– Столько молоденьких красивых девушек, которые хотели бы оказаться на вашем месте.

– Тоже хотят быть влиятельными женщинами в российском баскетболе.

– Читаю следующий вопрос.

– Это же правда, что вас уговаривали отпустить Андрея в сборную, когда он был игроком?

– Для того, чтобы понимать вообще, насколько это реально, тебе нужно лучше знать наши с Андреем отношения. Потому что у нас только один человек в семье принимает решения – это Андрей. Даже если есть впечатление, что я на что-то могу влиять.

– Главный тренер звонит: «Андрея нет рядом? Отпусти его, нам на два месяца всего, чемпионат Европы выиграть».

– Очень интересно. Кто был этот главный тренер, который мне звонил?

– Я ни разу в жизни не разговаривала ни с одним главным тренером по телефону.

– Ну, с президентом федерации.

– И даже с президентом с федерации. Я разговаривала со всеми людьми лично, может быть, очень коротко, но никогда на тему «отпустить куда-то Андрея». Такое впечатление, что он у меня на поводке ходит.

– Такое впечатление и правда бывает иногда.

– На самом деле у вас монархия?

– Нет. У нас республика.

– Еду в сборную – не еду?

– Нет. Окончательное слово в любом случае всегда за Андреем. Он послушает мое мнение, для него оно очень важно. Но это не значит, что он будет делать так, как скажу я.

– Да. Он хочет, может быть, в чем-то убедиться. Иногда он может сделать наоборот. Даже с большим удовольствием.

– Ну хотя бы контракт с ЦСКА с вами согласовывали?

– Ты сейчас рассказываешь, как будто кто-то кого-то убеждает, что надо сделать вот так. А я могу рассказать, как все было на самом деле. Хочешь?

– Как Андрей оказался в ЦСКА?

– Абсолютно четко тебе скажу. Просто в какой-то момент в «Бруклине» мы понимали, что происходит серьезный кризис. Не было никакого роста, развития.

– Естественно, баскетбольный. Игровой. И когда мы поняли, что это тупик, мы начали обсуждать возможности, чтобы из него выйти. Одним из самых правильных решений было возвращение в ЦСКА. Это было очень логично, причем деньги не были ключевым вопросом.

– Контракт с ЦСКА был меньше, чем в НБА (в сезоне-2014/15 – 3,3 миллиона долларов – «Матч ТВ»)?

– Что-то такое какое-то. Очень равноценное.

– То есть если я сейчас спрошу: «Сколько зарабатывает твой муж?»

– Я тебе сейчас скажу по поводу денег, давай так договоримся. У нас есть правило с Андреем: здесь я выполняю функции русской жены, которая не всегда знает, сколько зарабатывает ее муж.

– У него есть заначки от жены?

– Это не заначки никакие. Просто мы с ним эту тему не муссируем. Если ты меня спросишь, сколько он сейчас зарабатывает в РФБ… Я тебе клянусь, я не знаю, сколько.

– Честно тебе говорю.

– Ну, к черту эти деньги, хотя у меня еще вопрос записан.

– А что вы больше любите – Нью-Йорк или деньги? В «Миннесоте» он зарабатывал 10 миллионов, отказался от них и уехал в «Бруклин» за 3 миллиона.

– Когда в «Миннесоте» закончился контракт и нужно было его продлевать или нет, там сменилось руководство, если ты знаешь.

– Знаю, но 7 миллионов долларов!

– И я уже даже не знаю, о каких 7 миллионах ты говоришь, какие были условия. Никто не знает.

– Ваш муж – очень крутой баскетболист.

– Когда вы это осознали?

– Когда увидела на благотворительном матче, который сама организовала в 2000 году. Мы делали проект, который назывался «Баскетбол будущего», и мой муж согласился безвозмездно участвовать в так называемом «Матче звезд». Там были какие-то известные певцы, артисты и несколько баскетболистов. Так вот, когда мой муж забил сверху и поцеловал кольцо, я поняла, что он не просто баскетболист, а гений.

– Главный титул в вашей семье? Спортивное достижение.

– Думаю, что золото чемпионата Европы-2007 и бронза Олимпиады в Лондоне.

– К чемпионату Европы мы еще вернемся. Когда выходили замуж за баскетболиста, с мамой советовались?

– Ой, нет, это была большая тайна. Никто не знал, что мы поженились, мы это долго не афишировали. А когда я сказала маме, что выхожу замуж, следующая фраза была: «И я уезжаю в Америку». Вот тут мама очень сильно расстроилась. Это все было в очень коротком промежутке времени. Более того, была еще и третья новость – что я жду ребенка. Поэтому я решила все это объединить в одно и огорошить ее уже перед самым отъездом, чтобы она уже не могла никуда деться.

– «Мам, я беременна. Мам, я в Америке. Мам, я замужем».

– Да, приблизительно так это было.

– Вашу пару часто ставят в пример.

– Но потом возникает эта история с легальной изменой. Да рушится просто вся идиллия!

– Да, ужасно, согласна.

– Вырвано из контекста?

– Да не, это какая-то старая информация, она уже сейчас неприменима. Ты должен понять одну вещь: мы вместе 17 лет. Семнадцать, ты представляешь?

– Это очень много. И когда-то было актуально вот это, о чем ты говоришь.

– Я скажу это вслух.

– Через 17 лет это уже неактуально.

– А на каком году совместной жизни можно легально изменять?

– Наверное, ни на каком году нельзя. Когда-то мы определились, что у нас с Андреем свободные отношения. И это словосочетание люди понимают в силу своей испорченности. Они почему-то думают, что если отношения свободные, то есть какая-то измена, возможность…

– Как у нас говорили: «Хороший левак укрепляет брак».

– Наверное, можно и так сказать. Наши отношения – это нечто другое. Это вопрос серьезного доверия друг к другу. Мы свободны, мы не принадлежим друг другу.

– 2001 год. Сборная России. Молодой талантливый вундеркинд приезжает в расположение сборной с женой. Мир перевернулся!

– Я так рада! Считаю, что это была такая хорошая, в моем стиле, заявка.

Читать еще:  Жена рожает что делать мужу

– Я представляю: 12 игроков, тренерский штаб, массажисты, врачи – и все приезжают с женами. В лучшем случае с женами. Это тогда будет пионерский лагерь какой-то, а не сборная России!

– Ты знаешь, конечно, все зависит от правил сборной.

– Почему Кириленко можно, а другим нет?

– Просто, наверное, никто не хотел взять свою жену. Думаю, сейчас с удовольствием попробовали бы.

– Павел Подкользин пытался повторить трюк в молодежной сборной в 2005 году. Ему говорят: «Это как бы молодежная сборная, сюда не очень хорошо с женами приезжать».

– Ну, ты знаешь, в молодежную я бы вряд ли поехала. Во взрослую – уже решилась.

– Единственная. Ни до, ни после.

– С другой стороны, это не было организовано, одобрено. Я приехала, можно сказать, инкогнито. В последнее время, мне кажется, жены очень много ездят с игроками.

– Но держат дистанцию, они не ездят в автобусах с командой, не ходят на тренировки.

– Я тоже до определенного момента не ездила, в 2001 году не ездила, честно.

– Одну историю расскажу – как раз про автобус. Чемпионат Европы, 2007 год, Мадрид. Сборная едет на финальный матч. И вдруг в автобусе раздается женский крик. Аккредитацию забыла! Можно продолжить эту историю?

– Вообще не помню этого момента, но могла, конечно, забыть. В чем проблема?

– Финальный матч чемпионата Европы.

– То есть я всех сбила с настроя?

– Это сейчас легко говорить. Но команда едет на финал. Главный матч поколения. Главный матч всего российского баскетбола.

– Но ты помнишь его финал, да? Мы выиграли.

– Пока мы только едем на финал. Жена баскетболиста забыла аккредитацию, автобус разворачивается, возвращается в гостиницу, забирают аккредитацию, едут на финальный матч и выигрывают его!

– Честно говоря, не помню этого факта, что мы поехали обратно. Честно. Да, так было? Ты был в этом автобусе?

– Нет, я не был, потому что это сборная, это национальная команда, там чужаков не было!

– А как ты узнал, что я забыла аккредитацию? Кто сказал?

– Это уже легенда, которую из уст в уста пересказывают.

– Да ладно. Мне кажется, это какая-то сказка. Не было такого.

– Самая безумная история, связанная с Андреем Кириленко в сборной?

– Это надо вспоминать. Хочешь, сядем потом, вспомним. Не могу сейчас.

– Одну историю я уже вспомнил. Аккредитация.

– Мне кажется, это неправда.

– Другая история была, по-моему, в Турции. Вы очень хотели детей, и так получилось, что сборная в тот момент проводила важные матчи. И это совпадало.

– Это в блоге было подробно расписано. Что в определенные дни нужно было пробовать делать детей – в дни матчей, перед матчами, после… Тоже? Много лет прошло?

– Нет! То, что мы хотели детей, – это факт.

– Во время чемпионата Европы!

– Слушай, а каким образом одно мешало другому? Зачатие детей и идущий чемпионат Европы?

– Но это практически совпадало со временем игр!

– Чуть-чуть, на два часа раньше, на два часа позже. Что плохого в этом?

– Жена Андрея Кириленко помогает ему в делах федерации, возглавляет отдел маркетинга. Потом отдел закрывается: нет индустрии – нет отдела маркетинга. Выбросили белый флаг?

– Я сдалась, честно скажу. Признаю свое поражение здесь, потому что… «Не шмогла» я, что… Такое же бывает. Это была такая преждевременная история, потому что нужно еще немножко поработать Андрею и его команде. Когда мы хоть мало-мальски создадим этот рынок, на который можно будет работать.

– Андрей Кириленко очень рано закончил карьеру.

– Под давлением семьи?

– Андрей Кириленко хотел закончить карьеру в 30 лет. Это вообще был его план. Андрей Кириленко живет по плану, он очень дисциплинированный человек и от плана практически никогда не отступает. Так это был исключительный случай, он от него отступил и зачем-то поиграл несколько лишних лет. Он хотел уйти в 30 лет из баскетбола, потому что мне казалось и кажется до сих пор, что баскетболист Андрей Кириленко – это не главное его амплуа. Несмотря на то, что он очень талантливый.

– Какой следующий пункт плана? Можно открыть секрет?

Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов, РИА Новости/Валерий Левитин, РИА Новости/Илья Питалев

Мария Лопатова — биография, информация, личная жизнь

Мария Лопатова

Мария Андреевна Кириленко-Лопатова. Родилась 26 сентября 1973 года в Москве. Российская певица.

Мария Лопатова родилась 26 сентября 1973 года в Москве в семье чемпиона мира по баскетболу Андрея Лопатова.

Окончила Институт иностранных языков имени Мориса Тореза и Академию при правительстве РФ.

Также училась в колледже St.Martin в Лондоне и получила магистерскую степень по видеорежиссуре.

Была ведущей на английском канале ITV.

Мария пыталась делать карьеру певицы, однако оставила её ради семьи и детей.

В 2002 году под псевдонимом Malo записала альбом «Veroятно». В одном из ее клипов — на композицию «Сахарный» — снялся ее муж Андрей Кириленко.

Malo — Сахарный

Самым провокационным моментом ее альбома стал трек «Странная» с записью телефонного разговора Лопатовой и Григорьева-Аполлонова.

Мария Лопатова:

«Я выросла в семье профессионального спортсмена (мой папа — чемпион всего на свете) и скажу так: если найти в себе силы и сразу привык­нуть, потом будет легко. Тяжело в ученье — легко в бою».

«Мне было, наверное, лет десять, когда мама в первый раз объяснила, что такое ревность. Объяснение было кратким и четким: ревность — бессмысленнейшая из затей. Ты просто должна быть уверена в себе. Не в нем, а именно в себе. Я воспользовалась ее советом. И поэтому любую женщину рядом со своим мужем воспринимаю как хорошего товарища, красотку, умницу, но не как угрозу».

«Дальновидные жены, они делают карьеру своих мужей вместе с ними. Остаются рядом, даже становятся ближе в минуты спадов и смело берут бразды правления в свои руки, когда суженый завязывает с большим спортом».

«На самом деле спортивная карьера — лишь этап на пути в настоящую, взрослую жизнь. Титулы, достижения, кубки — трамп­лин с неизбежным приземлением. Потом, правда, еще долго катишься: главное — прикатиться куда надо. Задача женщины в этот момент — направить мужчину в нужную сторону, разбудить желание и страсть к чему-либо еще, кроме веселых стартов. Тут-то и выяснится, есть ли в вас талант настоящей жены».

Рост Марии Лопатовой: 165 сантиметров.

Личная жизнь Марии Лопатовой:

С Григорьевым-Апполоновым она познакомилась еще до создания популярной группы. Потом стала ездить с «Иванушками» на гастроли, помогала со съемками фильмов и видеоклипов.

Мария Лопатова и Андрей Григорьев-Аполлонов

Благодаря Григорьеву-Аполлонову познакомилась со своим будущим мужем — известным российским баскетболистом Андреем Кириленко.

Они поженились в 2001-м.

Мария старше мужа на 8 лет.

Свадьба была скромной. Молодожены сразу же уехали в Солт-Лейк-Сити (Кириленко выступал в США), и их первенец Федор родился в Америке. Роды у жены Андрея Кириленко были затяжными, все три дня любящий муж провел рядом с женой в больнице.

У них в семье четверо детей — сыновья Фёдор, Степан и Андрей, а также дочь Александра, которую супруги удочерили в 2009 году.

Мария Лопатова и Андрей Кириленко

«Несмотря на то что я старше мужа на восемь лет, я ему вовсе не мамочка, хотя всегда шутливо называю его «старшеньким». С первого дня я была уверена в том, что у него все получится. Знала, что он обречен на успех. Его работоспособность, казалось, не имела предела, к ней добавилось немного везения и уверенность в себе, которую я вселяла круглые сутки», — говорит Мария.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector